Город туманов и снов

Литературно-музыкальная композиция



Эту композицию можно подготовить и для поэтической! страницы урока литературы, и для классного часа. В ком-1 позиции принимают участие двое ведущих и трое чтецов. | Чтение стихов может сопровождаться показом слайдов.

Звучит песня «Белые ночи» (музыка Г. Портнова, слова Н. Гвоздева).




1-й ведущий: Наш дивный город, где, по вполне! справедливому утверждению С. Маршака, «давно стихами] говорит Нева», как никакой другой, исполнен поэзии...

2-й ведущий: Да, не случайно к нему обращали! сердца самые разные поэты — всех времен, всех эпох, но! сегодня, в этот светлый день, давайте вспомним строки,] сложенные в честь города на Неве женщинами.

1-й ведущий: Как говорится, «разное время — разные песни». Например, на самой заре двадцатого века Поликсена Соловьева о столице Российской империи писала горько:

1-й чтец:

Город туманов и снов

Встает предо мною

С громадой неясною

Тяжких домов,

С цепью дворцов,

Отраженных холодной Невою.

Жизнь торопливо бредет

Здесь к цели незримой,

узнаю тебя с прежней тоской,

Город больной,

Неласковый город, любимый!..

2-й ведущий: И Анна Ахматова заносила в тетрадь:

Вновь Исакий в облаченьи

Из литого серебра.

Стынет в грозном нетерпеньи

Конь Великого Петра.

Ветер душный и суровый

С черных труб сметает гарь.

1-й ведущий: А потом свершился Великий Октябрь — и совсем другие интонации зазвучали в стихах о городе, где, как восклицала Роза Карельская:

И песни через край из окон льются

Весь день, как море, ярко-голубой.

Мой город детства, город революций,

Мне ничего не страшно.

Я с тобой!

2-й ведущий: Но в этот «ярко-голубой» день ворвалась война. Девятьсот блокадных дней и ночей... В канун сорок второго Ольга Берггольц читала у микрофона в стылой студии Дома радио.

2-й чтец:

Ленинград в декабре, Ленинград в декабре!

О, как ставенки стонут на темной заре,

Как угрюмо твое ледяное жилье,

Как врагами изранено тело твое.

Он придет, ленинградский торжественный полдень,

Тишины, и покоя, и хлеба душистого полный.

О, какая отрада, какая великая гордость

Знать, что в будущем каждому скажешь в ответ:

Я жила в Ленинграде в декабре сорок первого года,

Вместе с ним принимала известия первых побед.

И еще нельзя не вспомнить хотя бы такие обжигающие строки Ольги Берггольц:

Я говорю: нас, граждан Ленинграда,

Не поколеблет грохот канонад.

И если завтра будут баррикады, —

Мы не покинем наших баррикад.

Мы будем биться с яростною силой,

Мы одолеем бешеных зверей.

Мы победим — клянусь тебе, Россия,

От имени российских матерей.

1-й ведущий: И Вера Инбер здесь же, в холодном и голодном городе, под обстрелами, слагала гимн во славу его подвига:

И ежели отныне захотят,

Найдя слова с понятиями вровень,

Сказать о пролитой бесценной крови,

О мужестве, то скажут — Ленинград, —

И все сольется в этом слове.

2-й ведущий: Но вот блокада снята — и совсем другие интонации окрасили стихи поэтесс. Мария Комиссарова, например, обращалась к городу в те дни с такими словами:

Любовь моя и юности горенье —

Все нерушимо связано с тобой.

Ты — новый путь мой, новый день рожденья,

И щит, и меч, орлиный город мой!

Тебя в сиянье подвигов и славы

Я вижу наяву, а не во сне.

И пушкинские вновь поют октавы.

И струи невские сверкают мне.



Звучит песня «Дождь на Неве».



1-й ведущий: Он бесконечно дорог нам — этот город. Он красив для нас в любую пору, в любую погоду. Помните, у Надежды Поляковой:

3-й чтец:

Когда умыт и не просушен,

На серый иссиня картон

Он, как рисунок черной тушью,

Тончайшей кистью нанесен.

В свеченье мягком белой ночи,

В мерцанье поздних фонарей,

И в дни, когда Нева клокочет

В осенней ярости своей.

И полный радостных открытий

В январский тихий вечер тот,

Когда он, призрачней, чем Китеж,

В туманном инее плывет.

2-й ведущий: Он помогает нам — этот город — в самые трудные минуты. Ася Векслер писала:

1-й чтец:

Как бы ни был горек

Месяц или час,

Легче, если город

Окликает нас

Аркой или крышей,

Вставшей на пути,

Вынуждая выше

Голову нести.

Давние названья.

Что в них между строк?

Каменные зданья —

Стойкости урок.

Шпиль Адмиралтейский

И, как кораблик, дерзкий

В темной вышине.

1-й ведущий: Он возвышает наши души — этот город. Помните, у Наталии Карповой:

2-й чтец:

Зимним утром выйдешь из трамвая,

Сны последние с себя срывая,

И замрешь — великолепье дня,

Рвущееся в душу превосходство

Набережной, всадника, коня,

Всех деревьев — их сродство и сходство.

Свежий снег, одевший сквер, гранит,

Зданья, фонари, Петровы плечи...

Да спасёт нас город! Да хранит

Наши неожиданные встречи!

2-й ведущий: Он нужен нам — этот город, когда мы от него вдали. Как хорошо пишет об этом Римма Казакова:

3-й чтец:

Подарите мне Питер —

Он нас ждет, он готов.

На Литейном купите

Самых первых цветов.

Подарите Фонтанку

Или, может, коня.

Россиянку, фантастку —

Вы поймите меня!

Возле Летнего сада,

Где воздух — как мед,

Так прекрасно и сладко

Что-то сердце сожмет.

1-й ведущий: Он необходим — этот город — даже тем, кто по прописке никогда ленинградцем не был. Помните, у Инны Кашежевой:

1-й чтец:

Ленинград! Я бреду наугад,

Я в бреду геометрий твоих.

О, не правы те люди стократ,

Если просто чертеж ты для них!

2-й чтец:

Никуда не уйти от тебя,

Ты, гранитный, — граница из плит.

Не из этого ли октября,

Как из бронзы, Литейный отлит?

3-й чтец:

Никуда не уйти от тебя,

Ты со мной и за синью морей.

Все твои, Ленинград, острова —

Остов начатой жизни моей.

2-й ведущий: Удивительные строки... так, как умеет чувствовать женщина, мужчинам не дано. Во всем, в том числе и в поэзии, обращенной к любимому городу.



Звучит песня «Белая ночь»

(музыка М. Фрадкина, слова Е. Долматовского).


Катерина

предыдущая  | "Город туманов и снов" | следующая
Авторизируйтесь что бы добавить свой комментарий